анонс

главная | ссылки | контакты  ФК Химки ВКонтакте ФК Химки в Твиттере Страничка ФК Химки на Facebook ФК Химки в Instagram Канал ФК Химки на YouTube

NewsReader
Футбольный клуб "Химки" Ближайший матч
Футбольный клуб "Химки" Отчет о матче

ФОНБЕТ - Первенство ФНЛ

24-й тур. «Новые Химки»

18 ноября 2017

Химки

Томь

ФОНБЕТ - Первенство ФНЛ

25-й тур

25 ноября 2017

Авангард

Химки

14:00

новости
пресса
команда
клуб
Руководство
История
Статистика
Информация
Закупки
сезон
статистика
календарь
переходы
медиа
Фотогалерея
Программки
Видео
химки-м
Таблица
Календарь
Состав
Архив
стадионы
"Новые Химки"
"Арена Химки"
"Родина"
фан-зона
ДЕКЛАРАЦИЯ
Правила
Билеты

Иван БЕЛИКОВ

Хотел бы оказаться в одной команде со своим братом

читать

 
 

смотреть

 

«Фонд помощи детям с нарушением иммунитета «ПОДСОЛНУХ»
Комитет по физической культуре, спорту, туризму и работе с молодежью Администрации городского округа Химки
«Арена Химки»
СДЮСШОР Химки по футболу
Компания «Спортбукинг»
OneDivision.ru
   

Пресса


 версия для печати

Айдар ЛИСИНКОВ: «Тренер в «Рубине» сказал, что мне нужно увидеть другой мир»

04-10-2017

Айдар Лисинков

Защитник ФК «Химки» о том, как он попал в футбол, как провел детство в Казани, о главных людях своей жизни и о том, что для него значит победа в матче.

Мое имя обозначает «Дар Луны», по крайней мере, мне так объясняли. «Ай» по-татарски значит «луна». Ну и «дар». Знаю только такое значение, мне о нем мама говорила. Происхождения я не знаю, на самом деле, но не верить маме причины нет. Да я и не концентрируюсь на этом, если честно.

Родился я в Томской области, в городе Стрежевой. Прожили мы там около года, наверное. Почти сразу как родился, переехали в Казань. Мой папа жил в Стрежевом, а мама поехала туда работать. Там они и познакомились, и мы со старшим братом родились.

Поскольку мы переехали в Казань почти сразу, я даже представления никакого не имею, что там вообще в Стрежевом. Так что только когда в Томске играем, проезжаем указатель на него, и я сразу вспоминаю, что тут родился.

Мое детство почти все казанское, лет до 11-ти. И все равно многих мест там даже и не знаю, разве что свой район, где вырос, ну и к тому, где сейчас живем, привыкаю. Когда семья приехала в Татарстан, купили участок и построили дом. Так что все время там провел.

В 11 лет я уехал в Академию Коноплева в Тольятти, играл там года три, а затем в Москву – в «Чертаново». Затем дом продали и купили две квартиры: в одной теперь мы с мамой, а в другой – старший брат с семьей. Поэтому в Казани я до сих пор ориентируюсь по навигатору.

Из детства помню, как ходил в садик с пацанами, а потом в школу. Мой дом был от нее минутах в десяти ходу. И то время замечательно у меня в памяти отложилось, потому что потом школы были спортивные, а эта была обычная. В ней и драки были, и приколы всякие, фишки. Гуляли допоздна, а потом мама ругалась.

Дома я тогда никогда не сидел. Как только просыпался, сразу шел в школу, а потом гулять либо на тренировки. Так что раньше десяти – одиннадцати вечера меня родители и не видели. Самое главное было, что вообще приходил.

В начальных классах было очень весело, я до сих пор о многом вспоминаю. Такие эмоции были! И играешь, и гуляешь, и бегаешь, ну и учишься, конечно. А потом еще и на тренировку идешь, где с другими людьми общаешься – еще какое-то занятие для тебя есть. Ну и, конечно, прогулки с друзьями. Все это мне очень нравилось.

С первого по четвертый класс учился я хорошо. Мне мама всегда говорила, чтобы я уделял этому времени побольше. Иногда, помню, времени уже полночь, а она заставляет меня уроки доделывать, чтобы на завтра ничего не оставлять и спать спокойно ложиться.

Мама вообще главный человек в моей жизни. Все ее советы очень для меня дороги. Конечно, у меня и своя голова тоже есть, но я к маме прислушиваюсь внимательно. Она всегда мне все досконально объясняла, доносила, подсказывала. Она – мой дар свыше.

Когда я в 15 лет перебрался в Москву, она поехала за мной и стала работать воспитателем в «Чертаново», где я жил и играл. С 11-ти до 14-ти лет я ведь был далеко от нее в Тольятти, она очень скучала. И в Москве мама была всегда со мной рядом, отработала тут порядка 8,5 лет. Быть воспитателем в спортивной школе – очень тяжелый труд, надо тоже жить на базе к тому же. И вот где-то уже около месяца как она поехала обратно в Казань. Пора ей уже отдыхать морально, восстанавливаться.

Мы с мамой в Москву отправились вдвоем. Старший брат уже был достаточно взрослым - у нас разница в шесть лет – и он остался в Казани. Там у меня бабушка живет, дедушка тогда еще жив был, так что брат был там не один.

Айдар Лисинков

Когда мой брат был маленьким, он занимался кикбоксингом, и когда я начал подрастать, мама отправила меня тренироваться вместе с ним. Я там не дрался, ничего. Там были здоровые мощные пацаны, все тренировались вместе, а мне было около 6-7-ми лет. Брат уже вкалывал на тренировках, а я что? Мне просто там было весело, да еще и со старшим братом вместе где-то! А потом упросил отдать меня на футбол…

Мы жили практически за городом – на окраине Казани. Наш местный футбольный клуб назывался «Мотор», у них было поле недалеко от дороги, по которой мы с мамой ходили на маршрутку. Ну и поскольку часто вдоль него проходили, я видел, как там играют другие ребята в футбол. И очень хотелось тоже так. Пока ходил на кикбоксинг, частенько думал о том, что там мне не место, что мне нужно на поле. Хотя даже и матчи-то не смотрел! Не до телека было, все время гулял же. Но при этом в футболе мне нравилось просто все.

В итоге мама как-то договорилась с тренерами, и моя футбольная история началась. Мама, конечно, говорит, что все было на самом деле не так, но в моей голове отложилось следующим образом: мы шли вместе с ней, я был одет как-то по-простому совсем – в кофте да в джинсах. Ну и в кроссовках. И мы идем, идем, а я ей и говорю: «Смотри, там тренировка! Пойдем спросим, можно ли мне тоже туда?» Ну, она и поддалась. Там ребята 91-го года рождения тренировались что ли… Не помню точно.

Мне сказали тогда, что я маленький, что нужно подрасти еще, рано пришел. Говорили, чтобы через года два-три приходил. А мама им тогда сказала, чтобы все равно на меня посмотрели, потому что очень уж я просился. Пусть, мол, побегает, а вы ему потом спокойно скажете, что он маленький и надо подрасти немного, а то я ему говорю, а он не понимает.

Так вот меня пустили на поле, я потренировался. И что-то мне помнится, что я два тогда забил. Нас попросили немного подождать постоять, а потом тренер подошел и сказал, чтобы я на следующий день приходил на тренировку.

С того дня я так и занимался с месяц, наверное, с этим 91-м годом. Даже, если честно, уже и не помню как. У нас был хороший тренер очень в «Моторе», который дружил с другим очень хорошим тренером из «Рубина» - Ворожейкиным Виктором Владимировичем, где тот вел 93-й год. И он позвал его на меня посмотреть, чтобы потом, если понравлюсь, меня забрали в «Рубин». Так в итоге и произошло, и я попал в команду 1993 года рождения в главный клуб Казани. Мы с ним, кстати, до сих пор в очень хороших отношениях, до сих пор созваниваемся. Он тоже один из самых главных людей в моей жизни.

Да и ездить далеко на тренировки не надо было, что стало большим плюсом. До «Мотора» мне пешком было идти минут 15, а до «Рубина» - около 20-ти. И, кстати, тогда там не было еще газона, а какое-то песчаное поле, и ничего – работали нормально.

За что я Виктору Владимировичу до сих пор благодарен, так это за то, что он не просто кидал нам мячи и оставлял в них играть, тем более, что мы всегда этого хотели, а через наши капризы и недовольства заставлял заниматься техникой. Скорость, там, мощь – это все можно прибавить, а вот голову свою уже не поменяешь, и по технике это сразу видно.

Айдар Лисинков

Потом мне стукнуло одиннадцать лет и я поехал в Тольятти. У меня ведь совершенно обычная семья была: мама впахивала, выбивалась из сил, чтобы мы с братом росли. И Виктор Владимирович все это видел. Он сказал, что мне нужно уезжать и увидеть другой мир, вырываться. А мы к тому моменту много где поездили, выигрывали, да и он тренер достаточно известный. В общем, он договорился в Академии, чтобы меня там посмотрели. Изначально мне сказали, что я туда, скорее всего, еду просто на просмотр и немного потренироваться, что меня вряд ли возьмут.

Когда я приехал, мне дали мяч и сказали, чтоб шел в сторонке пожонглировал. Мне было все равно, чем заниматься, ведь я приехал в саму Академию Коноплева! И это было еще в те времена, когда сам Коноплев был жив! Это было просто нечто.

Ну и я так где-то и «потренировался», а на следующий день была игра в Самаре. Я туда поехал вместе со всеми. В первом тайме был счет 0:0, потом мы проигрывали 0:1, и наступила 44-я минута. Меня выпустили, я выхожу – и свисток на перерыв как раз. Все ушли, а я остался разминаться на поле. В итоге мы выиграли 2:1. После того матча меня и взяли прямо сразу. Я сыграл тогда хорошо, и ко мне сразу отношение изменилось.

По возвращении на базу мне все показали, выдали такую кучу одежды! У меня с детства столько не было! И я был счастлив. Многие пацаны плакали, когда туда приезжали, а я этого не понимал. Их же не насильно туда затаскивали? А я просто был очень доволен, что остался в команде. Со мной тогда там были многие. Зобнин, например, из Иркутска приехал. Там вообще было много тех, кто сейчас в «Динамо» играет. Ну и мы все стали на одной волне, я сразу влился, как будто там все время и был. И следующие три года очень хорошо прошли. А из Академии уже переехал в Москву.

Через три года я задумался о том, что пришла пора что-то поменять, и тут появился вариант с «Чертаново». Школа там как раз только-только открывалась. И внезапно возникает возможность жить, учиться и тренироваться в Москве! Так этот город манил!

Соблазнов в Москве у меня не возникало. Какие, например, могли быть? Девчонки и клубы? Так на это надо было бы деньги зарабатывать, а откуда им у меня было взяться, чтобы так отрываться? Так что по таким заведениям я вообще в Москве мало где бывал.

Когда я попал в «Спартак», у меня не было вот такого чувства прям «вау!». Мне кажется, я тогда вообще плохо понимал всю глобальность перехода, масштаба имени «Спартак». В тот момент я побывал на просмотре в «Динамо» и там. Когда ехал домой, мне позвонили и сказали, что «Динамо» приглашает на сбор в Турцию, а «Спартак» зовет сразу на контракт. И нас там таких трое пацанов в «Спартак» было. Понятно, что если им отказываешь, то туда больше уже не попадешь, и с «Динамо» такая же история. Тем более, что туда ехать на сбор и оставаться в подвешенном состоянии… В общем, мы с ребятами перешли в «Спартак».

Первый год мне дался тяжело. Возможно, именно потому, что до конца не понимал, куда попал. В тот момент я еще в себе до конца не разобрался. Было ощущение, что у меня все по-прежнему, будто бы я еще в «Чертаново», что детский футбол все еще идет. Тренировался без особой отдачи. Думал, что лучше всех и что меня должны ставить в состав, но не видел со стороны, как тренируюсь. И очень удивлялся, почему не попадаю в команду. Оставался вне заявки, потом была травма, потом восстановление, опять тренировки – очень тяжело было.

Со временем голова встала на место и очень хорошо, что мне все-таки дали шанс. Конечно, я был на контракте, но до меня наконец дошло, что я не хочу оставлять все по-прежнему. Я хочу играть, скамейка это не мое! И начал набирать. В результате те тренеры, которые изначально негативно обо мне отзывались, изменили свое мнение. И своей игрой и старанием я развернул их к себе лицом. В итоге я именно из «Спартака» попал в сборную к Николаю Писареву.

Конечно, у красно-белых очень высокий уровень подготовки и обучения. Там столько всего! Все говорят, все объясняют. Конечно, от тебя и твоих целей на будущее много что зависит, я ведь много кого с 11-ти лет повидал. Тот же Дзагоев, например. Он почти не учился, всегда играл в футбол и отдавался ему на сто процентов! И вот сейчас он как играет, он звезда!

В общем, все у меня закрутилось. И в дубль, и потом в «Спартак-2» попал. Все было очень положительно. А в какой-то год после отпуска я вернулся с лишним весом и что-то пошло не так. Я спокойно мог оставаться там, но очень хотел играть. В ФНЛ прошло 8 туров, и появился вариант играть в «Витязе». Я подумал и перешел. Год там получился очень необычным.

Айдар Лисинков

В «Спартаке» ты живешь совсем по-другому. Тебя готовят, тренируют. Не хочу сказать, что в «Витязе» не тренируют, но все-таки очень большой контраст. Красно-белые имеют лучшую в Европе школу, а «Витязь» просто играет во второй лиге – это просто команда, без всякого обучения.

Я пришел туда, потренировался, а на следующий день была игра. Мы выиграли у «Сатурна» 2:1, причем проигрывали 0:1 по ходу матча. Я, считай, просто приехал, вышел в основе, мы выиграли, и все на радостях меня приняли в коллектив – я снова легко в него вошел. Не сказать, конечно, что прямо вот все так меня сразу полюбили, но хорошо приняли. И начался нормальный рабочий процесс. Мы тогда закончили на пятом месте.

Правда, там не платили зарплату месяцев пять-шесть, а у ребят жены, дети… Состояние было то еще. Но мы все равно шли в таком темпе, что были ближе к первому-второму местам. Но долги накопились, и что-то пошло не так.

Несмотря на это все, тот сезон был очень ярким, Подольск навсегда останется в моем сердце. И, как говорит мама, ей больше запомнится даже не «Спартак», а «Витязь» - мы выходили там с таким огромным желанием на поле, с такой борьбой! Всех готовы были смести на своем пути. И это несмотря на те сложные обстоятельства.

В зоне «Запад» я провел матчей больше в запасе, чем на поле, но сравнивать с группой «Центр» мне все равно сложно. Когда ты играешь в «Спартаке», там каждый обучен, хочет выигрывать, знает, что ему делать, не теряет мячи или убивается за то, чтобы их вернуть. Тем более, когда против красно-белых играют, бегают вообще все, бьются. Ну а в «Витязе» все равно все несколько по-другому. Хотя ты так же выходишь и бьешься на поле.

Сейчас, когда я в «Химках», я больше уже разобрался в себе. Допустим, когда в команде два защитника на поле, все может случиться – травма, карточка. И ты в любом случае сыграешь, шанс будет. И в самом начале сезона тренер нам сказал: «Сейчас есть стартовый состав, и он играет, но всегда все меняется. Вы все наиграетесь, у каждого будет свое время.» Причем, допустим, в «Спартаке», если ты защитник и ты сидишь, у тебя мало шансов попасть на поле. А тут… Я пришел в команду, дней где-то пять потренировался, и вот уже и первая игра. И я еще и вышел на 75-й минуте! Это для меня было просто счастьем! Прямо так вот сразу вышел, из четырех защитников в пять перестроились, меня выпускают, а в следующей я вообще выхожу в основе!

Мне в «Химках» очень нравится. Все вообще устраивает. Я много где побывал, и здесь все как надо. Живу я здесь с Саней Радченко, общаюсь ближе всех с Ваней (Беликовым), с Алфером.

Серьезный ли я парень? Прямо вот так чтобы совсем серьезный – не знаю, но попросить меня что-то сделать можно. Друзья рассчитывают на меня, доверяют. По ситуации, наверное.

Мама привила мне тягу к знаниям и аккуратность. Я, хоть и был уже спортсменом, учился хорошо. У меня всегда было все в дневнике расписано, она мне говорила, как и что нужно заполнять, чтобы было красиво и правильно. Она много чего мне в школе объясняла по учебе, несмотря на то, что с того момента, когда она училась, прошло много времени – все это помнила. Так что у меня даже «троек» особо не было – одни «четверки» и «пятерки».

Айдар Лисинков

И вот я приехал в Тольятти. Там одни пацаны, там чисто футбол, какая учеба? Там порядок был такой: просыпаешься, идешь в школу, где учишься два урока. Затем у тебя тренировка в манеже, затем опять три урока, а потом опять тренировка, но уже на поле. Потом приходишь, моешься, и у тебя уже теория. Тогда уже тоже показывали очень много матчей у нас через проектор. Поэтому на учебу времени не было, мы о ней забывали.

У нас там были распечатки по итогам недели, которые мы вклеивали в дневники. С ними я ехал в Казань на автобусе 6-7 часов, обедал, после чего доставали мои отметки. И вот там уже было больше «троек». Мама очень расстраивалась, но когда ты там, в Академии, как там можно учиться? Если, конечно, есть настрой сесть позаниматься, то это сделать сложно, потому что где-то кто-то орет, где-то кто-то дерется, а ты на уроке и все это слышишь. И тут тебя еще и к доске вызывают, а ты вообще не в уроке. В общем, закончил я с пятью «тройками», остальные были «четыре» и «пять».

За девчонок сражаться не приходилось. В любом случае, если вы друг другу интересны, то будете общаться. Если нет, то нет. Но свою любовь я еще не нашел. Знакомых много, но ни с кем не встречаюсь. Да и задачи найти ее пока нет. Любовь это хорошо, но мне еще рано, так что ранняя женитьба – это не мой случай.

Во время учебы мы раз пять были в Испании. Конечно, когда спортсмен куда-то едет, то он видит самолет, гостиницу и стадион, но мы сумели побывать на матче «Барселона» - «Вильярреал». Вообще сама Испания впечатлила. Ты прилетаешь в Мадрид, солнце светит, на улице +30. Все такое яркое! Это же Испания! Когда впервые мы прибыли туда и услышали речь на иностранном языке, это было потрясением для нас, детей. Увидели африканцев, играли с ними там – ух ты! И все вокруг другое, все другие. Очень понравилось то, что все кругом яркое. Раскраска домов, фонтаны эти кольцевые.

Мы были еще и во Франции, на Эйфелеву башню поднимались, были на Елисейских полях. Но еще раз попасть туда уже не во время футбола мне не удавалось. Если я куда и ездил сам, то это чисто отдыхать в Таиланд. В Патайю и на Пхукет – там я все посмотрел, поэтому уже не поеду еще раз. Мысли есть, конечно, вернуться на экскурсии в ту же Францию, но пока рановато.

Мечта у меня есть. У меня много красок в голове, но все они пока там. Много чего хочу, и надо это реализовывать теперь.

Совмещать футбол с чем-то другим не смог бы. Если бы был в чем-то другом, то не играл бы в футбол. Потому что, если меня что-то отвлекает, меня это бесит. То есть, конечно, я могу чем-то еще заняться, но не глобальным. Так что все у меня пока на футболе и через него завязано.

Я сменил много позиций на поле, кроме ворот. Всегда был очень маленьким, и начал расти лет в 18 только, но сразу сантиметров на 20. Прямо так – оп! – и вырос. Я получил травму колена и достаточно долго не тренировался, лечился. И именно в это время я и вырос. Лежал так в кровати, а она раз – и стала маленькой…

Когда восстановился, мне тренер и говорит: «Давай играй в защите.» Я такой, мол, какой в защите? Как так? Но там было не поспорить. Неделю потренировался на этой позиции, игру отыграл, да так и остался в этой линии.

В «Чертаново» я год или два играл в защите, затем в «Спартаке»… ну вот и посчитаем. Я уже привык тут играть. Раньше был и центральным нападающим. Кстати, единственная моя награда – приз лучшему нападающему. Я ж еще и маленький был, так что побывал в нападении – справа и слева, в полузащите. У меня вообще все не сильно высокие в семье были, кстати.

Конечно, при необходимости я могу сыграть на любой позиции, но мой организм уже понимает, что я защитник. Конечно, с краю поля смогу кого-то обыграть, но там должны быть более скоростные игроки. В общем, на атакующей позиции есть футболисты, которые лучше меня сыграют. Мне не надо туда лезть.

Айдар Лисинков

Гол «Спартаку»? Да это вообще мой второй гол за столько времени! Я один раз в «Витязе» забил, а другой раз в «Химках»! Да еще так получилось, что в «Витязе» я забил в ворота «Чертаново», а в «Химках» - «Спартаку». Вот как бывает.

Конечно, хочется забивать больше. Это очень приятно. Но надо стараться чаще. Гол «Спартаку» когда забил, то раскинул руки и побежал. Праздновал. Но я сделал это так, как чувствовал. Здесь те ворота, в которые я забил, вот здесь – наши болельщики. Я вколачиваю и убегаю к ним. Думаю, если бы их больше было, я бы вообще туда запрыгнул! Правда, там решетка еще была. Так что это я не праздновал гол именно в ворота «Спартака», а отдался эмоциям от собственного гола. «Спартак» я все так же уважаю.

В первых турах, когда я заходил в раздевалку, там лежали программки. Открывал их и видел на странице у кого сколько голов. Меня дико бесило, что у меня нет! Я прямо очень хотел вот этот мячик около своего портрета. Такого оформления я раньше не видел, а тут смотрю что-то, а у этого три, у этого один, а у меня нет… Это не то чтобы мое дело вообще голы забивать, но я мечтал об этом мячике. Можно сказать, что это была одна из моих мечт, которую я себе загадал.

Перед матчем с «Балтикой» я почему-то не посмотрел программку, хотя до этого постоянно их листал. Только отметил, что там Макс Яковлев на обложке. А потом после игры уже когда себя в порядок привел, собрался и вспомнил, что программку-то я не посмотрел! Взял, открыл, проверил – все, один есть. Теперь хочется, чтобы циферка рядом с мячиком изменилась в большую сторону.

У меня есть представления о том, как я хочу жить и как мне к этому идти. В любом случае, цель должна быть. А как по-другому? Если очень сильно хотеть, то может сбыться все. При этом я верю, что очень многое зависит от самого человека, потому что это ты встаешь, ходишь и делаешь. Но в то, что есть еще что-то сверху – это сто процентов. Уже даже были ситуации, когда я это чувствовал. Когда все складывалось так, что ты, допустим, раз – и пошел совершенно по другому пути. Так что есть всегда два фактора.

Мне кажется, что кто-то мне все-таки помогает. Иногда бывает так, что я очень сильно чего-то хочу, и это у меня появляется, допустим. Вроде и от меня это зависело, но… как так это все получилось? Почему я попал именно сюда и в этот момент? Или пришел в одно место, сделал там что-то, но у тебя не получилось. А затем пришел в другое, и там все вышло как надо. Почему так? Как так сложилось, если ты был одинаковый и там, и там?

В футболе для меня победа значит все. Ты тренируешься, тренируешься, и тебе это нравится. Вот все нравится – ты можешь и сыграть, и обыграть, и кого-то пнуть, и ободрить, и пошутить, и подраться, и поссориться. В общем, в этом вся жизнь твоя. Но все это делается ради одного – футбольного матча. Когда ты выходишь на поле, на большой стадион… Вот, допустим, когда я играл за «Витязь», мы играли против «Сатурна». Там в Раменском шел дождь, поле прям вжжжжжух! И зрителей почти полный стадион! И ты выходишь, а там прямо вот такая английская атмосфера. Мы тогда проиграли 1:2, и было обидно прямо до слез. Сыграли мы, конечно, не ахти, раз проиграли, но вот если бы мы еще в той атмосфере выиграли, я бы такое почувствовал! Хотя, честно признаюсь, я все равно эти эмоции ощутил, что вот это – да, это оно.

Когда мы стали чемпионами с дублем «Спартака», то играли на выезде с «Краснодаром». Проигрывали 2:4, у нас было удаление, а мы выигрываем 5:4 вдесятером! Причем до этого я получил травму, восстанавливался, начал играть и попал в состав на тот матч. Отыграл все 90 минут! В таком матче! И мы стали чемпионами. Это было непередаваемо.

Айдар Лисинков

В каждой игре ты отдаешься на поле, выигрываешь, идешь дальше на позитиве. Потом, допустим, ничья – они тоже разные бывают. Вот наша с «Тамбовом», например, это ничья – ничья. А если ты проиграл… вот мы когда «Крыльям» уступили. Я не играл, но так хотел выйти на поле в том матче! Дома против команды премьер-лиги, считай! Хорошей команды! И если бы мы выиграли ее, то там такие были бы эмоции! Самое главное, в общем, это эмоции от победы.

Просмотры матчей соперников помогают. Важно, допустим, знать, какая игровая нога у человека. Ты такие детали подмечаешь, делаешь для себя определенные заметки. Но в любом случае, когда выйдешь на поле, там не возникнет той же ситуации. И в любом случае ты уже сам настраиваешься на игру, на человека. На то, что тебе надо сыграть на «ноль», например. На поле уже от меня больше зависит, чем от того, как я смотрел матч соперника.

Многое зависит от командной игры, но вот, допустим, под конкретного нападающего ты сам готовишься и его «перекусываешь». Но у соперников бывают же и свои комбинации. И вот уже ты либо разгадаешь эту загадку, либо нет. В какой-то ситуации, допустим, твой соперник может подать вот сюда, а может убрать и под себя. И ты думаешь: вот что он сделает? И когда справляешься, это приятно. Но вообще сделал и сделал.

Есть ли цель в футболе, которой я достигну и пойму, что сделал все? Не знаю, когда достигну ее, тогда это пойму.

Официальный сайт ФК «Химки»

В начало страницы

15-11-2017

Илья КУЗЬМИЧЕВ: «Зимой в России надо играть в хоккей, а не в футбол»

OneDivision.ru

12-11-2017

ФНЛ. Гнев Талалаева, первый гол Газзаева и 6 мячей в ворота «Спартака»

Sportbox.ru

11-11-2017

Илья КУЗЬМИЧЕВ: «Сейчас все мысли о матче с «Крыльями»

OneDivision.ru

01-11-2017

Иван БЕЛИКОВ: «Хотел бы оказаться в одной команде со своим братом»

Официальная сайт ФК «Химки»

09-11-2017

«Олимпиец» взял верх над «Химками»

Газета «О спорте»

Вся пресса

 


 
     
 
 




Яндекс.Метрика