Футбольный клуб «Химки». © 2005-2014

FCKHIMKI.RU

press@fckhimki.ru

 

 версия для печати

Максим ЯКОВЛЕВ: «Верю в то, что многое зависит не только от игроков, но и от чего-то свыше»

26-09-2017

Максим Яковлев

Полузащитник ФК «Химки» Максим Яковлев о своей первой и единственной любви, женитьбе, детях, спортивной журналистике и многом другом.

Родился я в Бишкеке, что в Киргизии, даже не в России. Хотя тогда это был еще Советский Союз – одна страна. Мне там очень нравилось. Правда, после распада Союза, когда Кыргызстан стал отдельной страной, там начались проблемы, а до этого все было очень хорошо.

У меня там много друзей осталось. Уехал в 12 лет оттуда, поэтому уже плохо помню, что там происходило. Были 90-е. Бандиты не бандиты были… Я, скажем так, тесно общался с такими людьми, которые были связаны с криминалом. Так получилось, к счастью, что мозгов хватило вырваться оттуда. Последний раз ездил туда лет пять назад, общался со старыми знакомыми: половина из тех ребят сидит либо уже отсидели. Мне очень повезло, что я рано оттуда вырвался.

Если отрешиться от этого, то мои воспоминания о Бишкеке как городе исключительно хорошие. Не знаю, что сейчас там, правда, происходит – очень давно там не бывал.

С женой мы познакомились там же. Мне тогда было 12 лет, и я получил приглашение в тольяттинскую Академию имени Коноплева, но часто ездил домой – нас отпускали почаще, потому что еще были маленькими. Мы с ней тогда начали общаться.

Поддерживали отношения на расстоянии, а в 18 я на ней женился, потому что по-другому родители ее ко мне жить не отпускали. Сказали: «Женись, и тогда она к тебе переедет.» Я был согласен на это и женился. Вот, что любовь со мной сделала! А в девятнадцать у нас уже родился первый ребенок.

Получилось, что мы года три на расстоянии жили и общались, с моих 14-ти. Но ничего не потеряли! А познакомились очень просто: с ее родным братом играли вместе в одной команде, стали близкими друзьями. Ходили друг к другу в гости, и я у него дома познакомился с Альбиной. Сначала она на меня внимания не обращала, но потом, конечно, посыпалась. Сложно перед моей красотой устоять!

Думаю, что я пленил ее настойчивостью, потому что она меня отшивала достаточно долго – месяца три-четыре, наверное, но я сказал ей: «Я все равно добьюсь тебя!» Да, мне тогда было 12-13 лет, а она – на год старше, соответственно. Несмотря на то, что в том возрасте это многим кажется огромной разницей, меня это не остановило. Как это могло вообще остановить? Я уже тогда был уверенным в себе мужчиной!

Когда увидел ее в первый раз, то понял, что все – пропал. И до сих пор пропадаю, вот уже 14 лет! Люблю, и ничего не могу (да и не хочу) с собой поделать.

Никаких сомнений в ее верности, когда надолго уезжал, у меня не было. А вот у нее были, да. Успокоил, что не стоит волноваться и все нормально будет, и сдержал слово.

Мы решили пожениться зимой, поэтому, когда я приехал летом, начали все планировать. У меня в зимний приезд следующий был всего месяц, так что нужно было вопросы решать быстро. Поэтому своих оставлял готовить свадьбу, а сам уехал обратно в Тольятти. Предложение тоже делал, хотя не могу сказать, что оно было каким-то грандиозным. Все в принципе и так уже знали и понимали, что дело идет к свадьбе. Поэтому мы вчетвером с ней, ее братом и его девушкой пошли в кафе, где я и попросил Альбину стать моей женой. Получился теплый семейный вечер.

Я, если честно, не романтик, поэтому моя супруга на меня, бывает, даже обижается за это немного. Но что поделать… я такой, какой есть. Подтверждение моей любви и преданности в другом: мы вместе уже много лет, и я никуда не собираюсь. Вот самое железное доказательство.

После свадьбы мы переехали в Тольятти. К тому моменту я уже выпустился из Академии и закончил школу, но продолжил играть в городе. У нас тогда была команда второй лиги с одноименным названием, и те, кто завершал обучение, выступал за нее. Ну и потом уже, если поступали какие-то предложения, уходили в другие клубы. Так я там отыграл три года, и жена уже находилась со мной, клуб снимал нам квартиру. Потом, когда родился ребенок, к нам переехали ее родители. Они и сейчас живут с нами, во всем помогают. Потом мы уже сами там купили жилье и обосновались обстоятельно, так что теперь мы – тольяттинцы.

Когда старшая дочь была еще маленькая, семья постоянно ездила по другим городам со мной, но в этом году Саша пошла в первый класс, и переезжать с места на место не очень полезно для ее учебы. К тому же она занимается большим теннисом, и, как говорят, у нее неплохо получается, поэтому тренеры очень просили, чтобы она, по возможности, оставалась в городе и чтобы мы ее не отрывали от занятий. Пока все получается в этом плане.

Да, у них нет возможности ко мне часто приезжать, но я на выходных всегда лечу к ним. Час двадцать, и мы снова вместе.

Максим Яковлев

Тольятти – достаточно молодежный город. Там особо никаких памятников архитектуры или великих достопримечательностей нет, но зато много мест, где можно весело провести время. Жене больше, конечно, нравятся Казань или Сочи, но меня Тольятти полностью устраивает.

Через пять лет после старшей дочери у нас родилась и младшая – сейчас ей почти два года. Предлагаю жене подумать и о третьем, о сыне. Время у нас на это есть, а мне надо кого-то и в футбол уже отдать. Не девочек же? Мне не нравится, когда девушки в футбол играют.

Я хотел бы, чтобы моя старшая дочь выбрала для себя спортивную карьеру. Лучше спорт, чем шататься по дворам. Спорт всегда в плюс. Тем более, что у нее это получается. И, что самое интересное, ей и самой теннис нравится. Ходит на тренировки с удовольствием. Бывает даже, что когда она заболеет, у нее температура, ей не разрешают идти, и она очень сильно расстраивается, потому что не понимает, что больной заниматься нельзя. Плачет, уговаривает разрешить выйти на корт… Ей уже даже, бывает, тренеры звонят и запрещают, чтобы себе не навредила. В общем, не знаю, как будет дальше, но пока она в восторге от тенниса.

Впервые на занятия мы привели ее года в четыре. Особо сложного выбора, куда отдать ребенка, перед нами не стояло. Моей жене очень нравится большой теннис, да и вообще всей ее семье. Она предложила этот вид спорта, а я был обеими руками за. Тем более что в Тольятти неплохая школа. Так что мы и решили попробовать. Правда, соревнования у них начнутся только через год, и пока ей все нравится. А вот как начнутся матчи, может, и разлюбит это дело? Хотя вряд ли. Характер у Саши мой, спортивный.

Моя супруга сейчас нигде не работает, она наша хранительница очага. Пока я в состоянии сам обеспечивать семью, и надеюсь, что так дальше и будет. Она училась еще в Бишкеке, но из-за меня забросила учебу. Потом родилась старшая дочь, было не до образования. Сейчас вот поступила, учится. В целом я и не против того, чтобы она работала, но это дело должно быть ей по душе, и не на кого-то спину горбить, а на себя. Так что пока она ищет свое призвание, а я в этом ее поддерживаю.

Для меня быть отцом двоих дочерей совсем не сложно. И дело не в том, что меня дома практически не бывает. Мои жена и теща берут основные заботы о детях на себя, но я все равно считаю себя хорошим отцом. И семья со мной согласна. Мы любим друг друга и счастливы вместе.

Задумывался ли я о том, как я отнесусь к первой любви своей дочери? Если честно, то вопрос интересный… Я об этом действительно не думал. Но уверен, что моя жена будет разбирать кандидата под лупой, а я – нет. Как я ей могу советовать, кого любить, а кого нет? Если она кого-то полюбит, то можно запрещать все что угодно, но смысла в этом не будет никакого, как это, собственно, видно из нашей с ее мамой истории. Одним словом, жизнь личную рушить я ей не буду, чтобы потом она мне не сказала, что я ей все испортил. Сама разберется.

Из всех городов, в которых я когда-либо играл, мне больше всего понравился… Тольятти! Мне – да, жене – нет. Ей больше по сердцу Белгород – чистый, красивый. А я вот, не знаю, люблю Тольятти и все тут. Мне там комфортно. Я приезжаю и чувствую себя как дома. Кстати, там все очень аккуратно водят машины, и никогда не бывает пробок. По крайней мере, раньше не было. Хотя город и большой. Там две части – Старый и Новый города.

Такого города, в который бы мне хотелось вернуться еще раз и посмотреть поближе, пока нет. Даже за границей. Какой-то я невпечатлительный. Да и путешествовать я не очень люблю. Если куда-то и ехать отдыхать, то мне надо чтобы были пляж и песок. Ну и где купаться – бассейн, например. Чтобы поменьше надо было передвигаться. Всякие туристические поездки и экскурсии я не люблю. Меня жена с огромным трудом заставляет куда-либо ехать! Мне лучше поваляться.

Максим Яковлев

Поскольку у нас отпуск полноценный зимой, поэтому хочется туда, где тепло. Смысл ехать из зимы в зиму? Надо греться! В прошлом году мы никуда не ездили, потому что ребенок маленький был. В этом году еще не знаю – получится или нет, мы еще не думали. Последний раз мы выезжали за границу года три назад – в Дубаи. Там нам очень понравилось.

Правда, когда мы туда поехали, начались проблемы с курсом. А у нас уже путевки на руках были. Сидим, смотрим курсы, и кто-то пишет, что они будут падать, кто-то наоборот… В итоге мы ничего снимать не стали и решили, что на месте уже с карты возьмем. В итоге сняли, когда уже самый пик был, и евро чуть ли не сто рублей стоил. А у нас денег не было, надо было что-то делать. В итоге потратили раза в два больше, чем планировали. Дома потом лапу сосали…

У меня шутки специфические. Говорят, мой дед таким был. Жестко шутил очень. Вот и у меня так же получается, хотя я это не со зла делаю. Поэтому люди, которые меня не знали, достаточно часто обижались. Это потом, когда привыкают, уже не обращают внимания. Жена с мамой, бывало, до слез обижались тоже, а сейчас уже и они смирились. Не знаю, когда эта моя черта проявилась, если честно, ведь в школе я очень стеснительным был. Мне просто начали об этом говорить, и я понял, что иногда перегибаю палку. Может, и до этого так было, но все молчали?

Специально тоже пошутить не смогу, тут должна меня муза посетить. Бывает, вот так найдет, и ляпнешь что-нибудь… Тем не менее, я знаю, с кем можно пошутить, а с кем нельзя. Со своими я более открыт, а с чужими не буду ни раскрываться, ни шутить. Тем более жестко. Я буду сначала присматриваться. Если увижу, что контакт хороший, то потом уже и сближусь.

Есть люди, которые сразу с ходу вливаются в новый коллектив, но я не такой. Мне в первое время сложновато. Не могу сказать, что я прямо вот такой общительный. Сам первым вряд ли пойду на контакт, и не потому что высокомерный. Когда я попал в новое общество, то поначалу не знаю еще как себя вести, поэтому не могу делать первые шаги. А вот когда уже ко мне начинают подходить, становится намного проще. В общем, читаю игру, играю «вторым номером».

При этом я нашел себе в футболе хороших друзей. Дима, например, Кабутов. Получилось так, что мы с ним начинали вместе в Академии. И так вышло, что во всех клубах вместе играли. Единственное, что во Владивосток его два года назад занесло на полгода, и меня там не было. И вот в «Химках» сейчас. Но, наверное, он через полгода тогда сам придет сюда. Потому что пока всегда так выходило: он приходит в клуб, а я за ним, и наоборот. Вот только два клуба пока выпали из традиции – «Луч» и «Химки». Но «Химки» - это еще не окончательно.

А еще есть Саня Коротаев из питерского «Динамо» - тот негодяй, который нам дома забил. С ним достаточно хорошо общаемся. Тимофей Маргасов – он сейчас в «Локомотиве» московском, так что видимся с ним, езжу к нему в гости. Да и вообще много близких друзей в футболе. Друзья детства остались там, в Бишкеке, а здесь уже только футболисты.

Единственный друг, который уже как брат – это брат моей жены. Но он тоже футболист, играет в тольяттинской «Ладе».

Загадывать на будущее не люблю. Как будет, так и пусть будет. Даже на год вперед не смотрю.

То, что я сломался прямо перед началом сезона, меня очень расстроило. Особенно учитывая то, что я до этого почти полгода пропустил из-за травмы. Еще больше начал расстраиваться из-за того, что когда уже вроде восстановился, все начали играть. И ты хочешь что-то доказать, а у тебя ничего не получается. И стараешься, а результата нет. Мяч не клеится, ни принять не можешь, ни отдать! Конечно, очень тяжело было… Надеюсь, все это уже позади. Поживем – увидим.

Любая положительная оценка со стороны – это приятно. А любая негативная – неприятно. Не могу сказать, что я прямо внимательно слежу за тем, как меня оценивают, но внимание, конечно, обращаю.

Максим Яковлев

Самый свой жесткий критик – я сам. Не люблю, когда мне совершенно посторонние люди нефутбольные начинают рассказывать, как мне надо играть. Потому что для этого у меня есть главный тренер, второй тренер, которые укажут мне на мои ошибки. Я же не могу научить адвоката, как ему правильно дело в суде вести? Потому что я в этом не разбираюсь. Так и адвокат не сможет меня научить правильно в футбол играть, потому что уже он в этом не разбирается.

Наверное, больше всего, после самого себя, я прислушиваюсь к мнению жены. Но делаю так, как решу сам. А вот то, что я слушаюсь маму, сказать не могу. Так ведь сложилось, что я с достаточно раннего возраста начал жить один и научился принимать самостоятельные решения. Мама, конечно, поначалу обижалась, но с годами привыкла. Так что сначала я слушаю себя, затем жену, а на третьем месте тут будут мои дети.

Конечно, что-то там выговорить они мне не могут, но, допустим, если мы с Альбиной ругаемся, а такое бывает в каждой семье, и я увижу, что дети будут на меня осуждающе смотреть, мне станет совсем не по себе. Я не хочу, чтобы они во мне видели злого и плохого человека, поэтому я буду в следующий раз вести себя по-другому.

Спортивную прессу читаю – интервью, какие-то комментарии после матча. Есть очень правильные вещи, которые пишут, а бывает, что ну такую ерунду издадут! Прочитаешь первые строки и думаешь: «Ну, тут все понятно.» И закрываешь. Раньше все-таки было несколько по-другому, не было столько спортивных журналистов. Такое чувство, что некоторые специально выискивают что-то не самое лучшее, о чем потом пишут, лишь бы только их читали. И вот то, что писали раньше, было больше и по делу, и по факту событий. Ну а теперь каждый борется за лично свою популярность. А качество зачастую страдает. Поэтому, если мне будет интересен какой-то футбол, я сяду, включу трансляцию и посмотрю ее, увижу своими глазами кто и как что сделал. Самому попробовать себя в журналистике? Да нет, зачем. У меня это не получится.

Кстати, один из самых нормальных журналистов и комментаторов на нынешнем телевидении – Константин Генич. Он поиграл, все знает сам. Мне кажется, это вообще плюс, когда журналист – в прошлом спортсмен и знает, что это такое. И комментировать футбол будет легче. А тем, кто на поле не выходил, сложнее понять, как можно, допустим, в какой-то ситуации не забить, ведь они на себе подобного не испытывали.

Вот по себе могу сказать, что ты иногда тоже думаешь про себя или партнеров, как вот можно было тут не забить? Но все равно понимаешь, что это возможно! Первые эмоции – да, конечно: как ты мог, как ты не мог, но после игры я никогда не упрекну своего партнера в неудачном эпизоде.

У меня не было моментов, когда мог решить судьбу матча, но не получилось. Но скажу, что после неудачной игры начинаешь больше переживать как-то, накручивать себя перед следующей. А потом выходишь, нормально отработаешь и начинаешь себя уже хорошо чувствовать опять. Не знаю, как у других, но у меня так. Я долго не заморачиваюсь, я начинаю исправлять просто.

Верю в то, что многое зависит не только от игроков, но и от чего-то свыше в футболе. Пока я не играл, смотрел сколько матчей и не понимал: ну вот мы же ничем не уступали соперникам! Бац, а какой-нибудь мяч и залетает! И все! А у нас и моменты, и подходы, но не забиваем. А когда команде начинает фартить, вот взять хотя бы тот же матч с «Тамбовом», то начинает получаться. Ведь откровенно же подфартило, когда Мост забил. А не забей мы тот гол, и ведь сейчас совершенно другое настроение было бы. И когда мы сравняли, то не то чтобы какое-то удовлетворение наступило, а хоть что-то приятное в игре произошло. И ты сразу думаешь, мол, вот опять нам если подфартит, то выиграем и у «Спартака». И это уверенности придает.

Потом уже, спустя время, никто не вспомнит, повезло там нам или нет, в истории останется лишь результат. И никто не вспомнит, кто там каким составом на поле выходил, просто будет счет матча.

Максим Яковлев

В то же время я не верю в то, что цвет бутс, смена раздевалок или скамеек как-то влияет. Верю в то, что где-то свыше уже предначертано все. То есть если сегодня суждено выиграть, то мы выиграем, а если нет, то этого и не произойдет. И хоть что ты сделай. Поэтому и у меня самого никаких примет нет. Считаю, что все, что происходит вокруг – стечение обстоятельств.

Опять же если вернуться к нашей ситуации. Мы выходим на поле, играем, стараемся, выкладываемся, но что-то постоянно идет не так. Мы что – плохие футболисты? Нет, мы не хуже других точно. А почему тогда мы проиграли питерскому «Динамо»? Вот, к примеру, да? Ведь в первой лиге же кому больше повезет, тот и наверху. А кому нет, тот и внизу. Тут нет откровенно выделяющихся сильных команд!

Деньги в футболе, конечно, деталь немаловажная и для футболистов приятная, но она не всегда имеет ведущее значение. Если в какой-то команде игрок получает 500 тысяч, а в другой – 50, то это еще не значит, что первый лучше второго. Во многих клубах, которые здесь играют, ребята находятся еще со второй лиги. То есть они не могли резко так прибавить в классе, просто сыгрались, стали единым целым и потихоньку идут вперед. Это в топ-клубах собирают лучших из лучших, а в остальных командах все игроки одинаковые. Просто опять же в жизни кому-то больше везет, а кому-то меньше. Так что деньги влияют только на уровень удовлетворенности футболиста жизнью, не более того.

Момента абсолютного несчастья в моей жизни пока не было. Конечно, тяжелые времена случались, но чтобы прям так, чтобы все, конец – нет. Дай Бог, чтобы и не было никогда.

А вот когда рождались дети, я был абсолютно счастлив! Вот тогда – полностью и абсолютно! Счастье наступало в момент, когда Альбина писала, что родила. Вторую дочь мы ждали абсолютно сознательно, а с первой такого не было. Какие там сознательные планы на ребенка, когда тебе 18 и ты сам еще ребенок? Она сообщила, что беременна, и мне было и приятно, и страшно одновременно. Что такое ребенок? Что с ним делать? Как его обеспечивать, если у нас ни квартиры, ничего нет? Да и всю беременность страшно было, а потом уже, когда Саша появилась на свет и мы привыкли к статусу родителей, все стало хорошо. А до того, конечно, очень переживал.

Может, я скажу банальные вещи, но после появления на свет детей, я стал серьезнее ко всему относиться. Где-то если раньше я мог пойти в кафе потратить деньги, то сейчас я лучше отнесу их в семью отдам. Стал к ним более внимательным. Мне нравится быть отцом семейства. Девочки мои – это хорошо, они слушаются меня.

Мне будет приятно, если через 15 лет хоть кто-то обо мне вспомнит. Даже если в плохом смысле. Поэтому мне было бы интересно позаниматься с детьми, например, футболом. Правда, пока я не уверен, что могу им что-то особенное дать, но в дальнейшем попробовать был бы не против.

Когда ты приезжаешь в другой город и видишь на трибуне болельщиков своего клуба, это очень приятно. За тобой едут, хочется играть хотя бы только для этих людей. Даже если на трибуне будет всего один человек. Он ведь все бросил и приехал. И нужно стараться на поле и играть за него.

Официальный сайт ФК «Химки»