Футбольный клуб «Химки». © 2005-2014

FCKHIMKI.RU

press@fckhimki.ru

 

 версия для печати

Иван БЕЛИКОВ: «Хотел бы оказаться в одной команде со своим братом»

01-11-2017

Иван Беликов

Полузащитник ФК «Химки» о том, как жил на чердаке во Франции, о несыгранном матче с «Батэ», поездках на скейте, о долгом просмотре в ЦСКА, о том, хотел бы он сыграть в одной команде со своим братом и о многом другом в интервью пресс-службе клуба.

За свою жизнь я много где побывал, в том числе за рубежом. В основном, конечно, с командами – турниры, сборы. Ирландия, Англия, Италия, Франция, Испания. Ну и в Турции с Египтом, конечно. В Беларуси жил полгода.

В Беларусь, в «Нафтан», я поехал в аренду. Нужно было уходить, и мне сообщили, что есть вот такой вариант. Съездил и остался там в Вышэйшей лиге (так она называется по-белорусски). Их язык очень интересный. Например, они говорят не «дай воды», а «дай воду», «пойду попью воду». Звучит, конечно, как «в аду». Для нас это было поначалу забавно очень.

Жил я в Новополоцке. Когда ехал, даже не знал, где это вообще находится. Теперь знаю, что это ближайший к России город – до Смоленска часов 4-5 ехать, даже меньше. Провинциальный, небольшой. Там есть завод нефтеперерабатывающий, вокруг которого, собственно, Новополоцк и появился.

Сравнивать Вышэйшую лигу можно, наверное, с нашей ФНЛ если только, хотя и то у нас посильнее, мне кажется, первенство. Особенно если брать первую десятку – она точно сильнее даже того же «Батэ». Да, они хорошо играют в еврокубках, потому что постоянно занимают первые места, у них лучшие по Беларуси игроки.

Против «Батэ», к сожалению, сыграть не удалось. Буквально на следующий день должен был быть матч, но я прямо накануне подписал бумагу о том, что ухожу из «Нафтана». Впрочем, не сильно расстроился, потому что хотел сыграть на их стадионе, «Борисов Арене», а встречаться с ними мы должны были дома в том туре. А у них там, конечно, стадион очень хороший, был бы интересный матч. Ну да что поделать – не сыграл и не сыграл.

Русские игроки вместе со мной там тоже были. Один даже прямо там уже живет постоянно, у него вид на жительство есть, а другой домой в Россию регулярно ездил. Но я, если честно, не хотел бы жить там, меня все здесь устраивает. Возможно, я просто не был в тех местах, которые мне бы понравились.

Что касается цен на все, то не сказал бы, что там прямо так дешево, как принято считать. В крупных магазинах стоимость такая же, как и у нас, а в маленьких, которые, как, допустим, в Новополоцке, - да, продукты дешевле. Кстати, я обратил внимание, что в Москве очень много продуктов именно из Беларуси, из тех городов даже, которые мне знакомы. А там – наоборот, много изделий разных из России. Те же булки, печенья из Смоленска, например. Так что, видимо, меняемся с соседями продуктами. И белорусские действительно хорошие.

В Ирландию попал вместе с командой ЦСКА – я ведь их выпускник. Там каждый год проводится Milk Cup. Они на полном серьезе обливали молоком победителя после финала! В общем, нас приглашали туда регулярно, и я поехал, когда мне лет 16 было. Там было много команд со всего мира, мы в итоге каким-то англичанам проиграли в четвертьфинале. А так там были и из Бразилии ребята – мы играли с «Коринтианс», например, и выиграли 1:0. К слову, очень сильная командочка эта была.

У бразильцев вообще менталитет футбольный другой. Они такие заведенные люди в плане игры! Эмоциональные очень. Любой момент в игре, движение – подрываются, кричат, хлопают! Например, скамейка запасных сидит, кто-то из игроков сделает подкат, мяч отнимет – они тут же гудят, подбадривают, что, мол, молодец! И играют хорошо. Не сказать, чтобы прямо фантастика, но хорошо.

К сожалению, в Ирландии мы ничего не посетили, кроме игр. Да и возраст, наверное, такой был, что особо никуда и не хотелось. Если бы сейчас туда попал, то по-любому пошел бы пробовать местный эль. Как его в Ирландии не выпить? Как не посетить чисто местный паб и не посидеть там? Бред же! Но тогда нам было по 16 лет, да и времени не было особо.

Иван Беликов

Когда нам было по 12-13 лет, мы съездили на турнир во Францию. Приехали, а нас расселили по семьям – это бывает иногда. По два-три человека отправляли. Нас с пацанами вообще всемером отрядили в большой дом к французам – бабушке и дедушке. И собака у них была, овчарка, выше меня ростом. В общем, жили мы всемером на чердаке у них.

Самый прикол в том, что мы приехали туда на турнир, думали, что поедем играть на поле, как и положено, а в итоге нас отвезли в зал. И играли мы в мини-футбол. Странно все как-то там прошло, в общем.

А самый крутой турнир был, когда я играл за сборную и мы выиграли в Словакии. Правда, я тогда сломался в матче с японцами. Это было года четыре назад. Я вообще редко где выигрывал. Только на Гранаткина как-то второе место взяли – и все. Всегда не хватало до первого – второе или третье.

Самая грубая команда в моей карьере – «Афипс». Я как раз в то время за нее выступал полгода в аренде. Тренерская линия была такая, что мы должны были всегда играть близко, плотно. Такого прям футбола-то особо и не было, что все понимали. Мы просто жестко играли. Было достаточно моментов, когда ты где-то не успеваешь и цепляешь кого-то за ногу, например. И вообще вся зона Юг была полна жесткой игры, не только у нас так было.

В моей голове никогда не было такой мысли, что, мол, все, я хочу быть футболистом. Я не думал об этом. Это есть сейчас: я живу футболом, кайфую от него. До какого-то момента занимался и занимался просто. Я вообще сначала учился карате. Причем был маленький совсем – лет 5 или 6. И был один турнир, на котором я вроде как-то даже и неплохо выступил.

В общем, к маме подошел один тренер и говорит: «Отдайте сына в футбол. Он у вас такой координированный, быстрый, резкий.» Так меня и отвели в ближайшую школу, которая была – в «Смену». Вот, собственно, и все. А футболом как таковым я «болен» не был. Ну да, играл с мячом, как и все дети, ничего больше. Не умолял родителей отдать меня в секцию.

Сначала мы тренировались на «Локомотиве», который на Волжской, а потом переехали на «Нефтяник» в Капотню. Туда, кстати, никто не любит ездить. Там трубы, воздух не очень хороший. Я живу не так далеко оттуда, но у меня еще ничего, а вот когда туда приезжаешь… Пока тренировался в «Смене», не замечал этого, а после перехода в ЦСКА иногда наведывался и понимал, чем я дышал. Те, кто там живет, думаю, тоже уже не ощущают этого.

«Смена» - жесткая школа. У нас ведь там рядом какие районы? Капотня, Марьино, Люблино. И эта школа к ним ближайшая, так что все местные забияки там и учились. Не будут же туда из Химок ездить? Так что местные там были, с характером. Драки случались. Но, конечно, не могу сказать, что мы в детстве только и делали, что дрались – это не так. У всех всё случалось, но росли мы нормальными детьми. Да и выросли неплохими.

Все-таки серьезно к футболу начал относиться, когда попал в ЦСКА. В «Смене» почти все время проучился и в 15 уже в армейцы попал. А там уже уровень. Там уже другие мысли у людей в головах, уже все в порядке, так сказать можно. Естественно, тогда я и начал понимать, что уже вот оно… Что в футбол играю, что что-то получается, а значит, надо уже и выжимать что-то. К тому же уже был такой возраст, когда пришла пора задуматься, а что я буду делать, если не футбол? Вот надоест, все брошу, и что дальше? Учиться идти? Это само собой, конечно, я, кстати, сейчас на 4-м курсе в Малаховке, но а по факту?

В ЦСКА я проходил просмотр 2,5 месяца. Это очень долго. Обычно на тебя смотрят 2-3 игры и выносят решение. Сначала вроде даже и брать не хотели, а после одного из матчей дали шанс. В итоге сказали приносить документы. Я тогда обрадовался очень. Почти сразу начал в стартовом составе играть, через полгода в сборную вызвали. Это было очень круто. У меня за год, считай, вся жизнь поменялась! И вот тогда окончательно понял, что вот он мой шанс, вот моя жизнь. Я могу играть, зарабатывать этим. И больше с тех пор ни о чем другом не думал, других целей не ставил.

Иван Беликов

В сборную почти все время приезжали одни и те же люди. Может, несколько человек новичков – и все, плюс-минус три человека. Меня ведь тоже то брали, то не брали. Все друг друга знали, играли нормально, атмосфера была хорошая. Круто было. Одно слово – сборная. И уровень: там ведь лучшие игроки, ты среди них. Не просто так же звали туда, это ж не команда молочного завода. Мы тренировались, ездили на разные турниры.

Вообще здорово, когда ты играешь и тренируешься за свой клуб, а потом едешь туда. Меняется обстановка. Это придает эмоций положительных. И тренировочный процесс другой, не такой, как в твоей команде. Плюс Дмитрий Хомуха, который тогда ее возглавлял, знал про то, как мы готовимся по ходу первенства, какой у нас подготовительный процесс, и выстраивал наши сборы, учитывая всю имевшуюся у него информацию.

Два матча мне больше всего за сборную запомнились: самый первый, когда товарищеский против команды 1996 года рождения «Локомотива» проводили, и как раз против Японии, когда сломался, потому что очень уж обидно было. С «Локомотивом», помню, гол тогда забил. Даже особо ничего не понял, но обрадовался. Я ведь не особо часто забиваю.

Мне тогда в сборной дали 13-й номер. Я, получается, под ним забил и подумал: «Ну, пускай тогда он и будет». Начал играть, но особо не пошло. И я решил, что, пожалуй, попрошу его мне больше не давать. Другой попросил. Но при этом не верю в какие-то там счастливые или несчастливые цифры и числа. Сейчас играю под 77-м номером, и для меня вообще это не принципиально, я бы любой взял. Так сложилось, что был этот в наличии, ну и отлично.

В свободное время люблю погулять. Не один, конечно, а с кем-нибудь. Люблю с людьми общаться. В одиночестве, кстати, могу надеть наушники и на скейте покататься. С ним вообще интересно вышло. Никогда на нем не катался и даже не пробовал. А как-то раз встретил на улице брата младшего, когда вечером с тренировки ехал, а у него был скейт –взял у кого-то. Попросил у него попробовать постоять хотя бы, я же ни разу этого раньше не делал. И так постепенно-постепенно начал учиться. Брал у брата и учился. Так и получилось. Прыгать на нем я не прыгаю, потому что это и не мое, я и не собираюсь, да и можно травму серьезную получить, а мне этого не нужно. А вот ехать, поворачивать могу. В общем, не как корова на коньках я на скейте. Вот на велосипеде бы еще с удовольствием покатался, а гироскутер вообще не нравится. Я больше пешочком походить люблю.

Поговорить люблю. Я ж потому и не люблю гулять один. Мне не важно, где находиться, важно, с кем, потому что мне нужно общение. Бывает, конечно, что совсем молчуном становлюсь, но это редко. Правда, про себя говорить не очень люблю, лучше промолчать на этот счет лишний раз.

Люблю музыку. Конечно, чаще просто под настроение, но больше всего сейчас нравятся некоторые стили электронной. Возможно, даже и сам бы хотел ей заниматься. С удовольствием бы попробовал себя в роли диджея, как-то задумываюсь иногда об этом. Но ведь это тоже не так просто, учиться надо. А почему бы и нет? Те исполнители, которые мне больше всех нравятся, скорее всего, особо людям и не известны. Да и не могу сказать, что нравится конкретно тот или этот, а, скорее, те, кто работают в определенных жанрах. В основном это хаус, дип-хаус, техно-хаус. Слушаю их и в записи, и вживую бывал на концертах. А вот на опен-эйры не хожу – это не мое. Но вообще я не любитель концертов и живых выступлений, в наушниках предпочитаю слушать. Хотя, конечно, зависит от обстоятельств. Если предложат – схожу.

Я неконфликтный человек. Поэтому, наверное, есть люди, с которыми уже давно общаюсь. У меня много друзей, с кем знаком с самого детства. Конечно, есть те, с кем мы по жизни разошлись, но это, в первую очередь, из-за того, что у нас стали разными интересы.

В дружбе, думаю, самое главное – не держать обиды. Как можно обижаться на собственного друга? Должно что-то просто непостижимое произойти для этого. Поэтому нужно взаимопонимание. Мы ведь взрослые люди, у каждого есть своя линия, которую он гнет, и это нужно понимать.

Что самое главное в любви – не знаю. Это все равно для каждого будет своим, так что нет даже смысла обсуждать, пусть остается внутри.

А вообще я с людьми легко схожусь. Бывает, что приезжаю в незнакомую компанию и через минуту уже со всеми нормально общаюсь. Но тоже тут зависит от того, конечно, по какому поводу мы с человеком сходимся. Возможно, у нас чисто деловые отношения.

Иван Беликов

За последние два года «Химки» – уже пятая моя команда. Я наконец-то вернулся в Москву. До этого, получается, полгода жил в Перми, затем в Воронеже, потом Краснодарский край и Беларусь. Дома бывал на каникулах только. Сейчас, надеюсь, все изменится.

Брат младше меня на 6 лет. Он тоже играет в футбол. Так вышло, что мои родители возили меня на тренировки, болели, знали все результаты матчей. Причем и папа, и мама, и даже бабушка. До того, как я начал заниматься, этого не было, а потом завертелось. В общем, у брата все пошло в том же направлении.

Громче всех всегда за меня болел на трибунах папа, мама вела себя сдержаннее. Я ее никогда кричащей не видел. Как было совсем в детстве, уже не помню, но родители мне периодически после матчей говорили, как надо было поступить. Сейчас-то они уже в этом деле, считай, профи вообще. Но меня не «лечат». А брату еще проще, потому что они на опыте после меня. Так что за плохую игру и выскажут, а за хорошую похвалят.

Я бы хотел оказаться с братом в одной команде. Например, когда ему будет 18, мне будет 24 – это вполне возможно. Даже если уже буду заканчивать, а он только придет – тоже хорошо, главное, чтобы он играл. Смотрю иногда его матчи, подсказываю тоже, хвалю, если заслужил. Причем к моей критике он более благосклонно относится, нежели к тому, что родители говорят.

Он пока, думаю, так же, как и я в свое время, не до конца определился с футболом, но уже начинает понимать, что к чему. Тем более, у него перед глазами мой пример и он знает, на что идет. Причем он достаточно легко относится к травмам. В 10 лет у него были такие «шляторы» (см. Болезнь Шляттера – прим. ред.), что мне аж страшно стало, а он ничего – сидит смеется, мол, глянь, что у меня тут. Да и на скейте гоняет – бесстрашный парень. Так что, думаю, все у него получится.

Официальная сайт ФК «Химки»